Дневник самозванки
Одна в этом мире... Сама по себе...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник самозванки > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 19 ноября 2018 г.
xxx натальная карта The White Prince 00:21:20
Подробнее…
Стихия
Воздух: 8
Огонь: 4
Вода: 3
Земля: 2
| Обитель || Экзальтация || Изгнание || Падение |
Уран
Юпитер
Сатурн
Нептун
Качество
Кардинальный: 9
Подвижный: 5
Фиксированный: 3


Несмотря на то, что ваш солнечный знак - Рак, в вас присутствует многое от знака Весы


Планеты в знаках
Солнце в Раке
Люди, живущие чувствами и эмоциями. Раки очень ранимы, склонны к сильным переживаниям, остро реагируют на несправедливость и чужую боль. Сострадательны, всегда готовы придти на помощь, часто посвящают себя служению другим и связывают жизнь с медициной, благотворительностью, воспитательной работой. Тонко понимают живопись и музыку: им близко то, что нельзя высказать словами. Трезвый подход, логика и анализ – не их сфера, жизнью Раков управляют эмоции и субъективные ощущения. Им трудно оценивать жизненные события и людей беспристрастно, их отношение ко всему глубоко личностное.

Мягкие и добрые по натуре, они ищут среди людей сочувствия и понимания. Грубость и насмешки пугают их, заставляют закрываться и отгораживаться от внешнего мира. Ранимы и обидчивы, только по-настоящему близким людям Рак способен открыть свою душу и довериться.

Семья и традиции для Рака – святое. Дома он преображается, становится деятельным, командует домочадцами и организует быт. Дом для него – крепость, только здесь он чувствует себя по-настоящему комфортно. Это место силы, где он может укрыться от встрясок внешнего мира, успокоиться, поразмыслить, собраться с духом и перезарядиться. Поэтому не устает обустраивать его, творя свой маленький мир. Хозяйственный, любит готовить, к кулинарии относится с вдохновением и пиететом, проявляя творческий подход и одновременно возможность позаботиться о других.

В любви чувственный, нежный, тонко улавливает настроение партнера, однако и требовательный. Ищет скромного, надежного, верного, в отношениях чаще всего устанавливается равноправие. Очень щепетильный в вопросах семейных ценностей, ревностно оберегает отношения от вторжения извне. Трагично переживает утрату чувств, к изменившему партнеру может быть очень жесток. С детьми внешне строгий, на самом деле склонен к чрезмерной опеке.

С одной стороны, они стремятся к переменам и движению, с другой – боятся, цепляясь за прошлое. Они все время по-рачьи пятятся назад, ищут покоя и умиротворения в минувшем. Быстроменяющаяся действительность и неопределенное будущее трудно поддаются их пониманию, история – их стихия. Пропустив через себя события ушедших дней, в глубинах своего Я они интуитивно нащупывают дорогу. Попытки подтолкнуть к действию наталкиваются на стену пассивного сопротивления. Их поступки определяются настроением и часто кажутся нелогичными. В них уживаются совершенно противоречивые черты: тяга к переменам и консерватизм, добродушие и закрытость. Отсюда перепады в настроении, в жизни также периоды взлетов сменяются спадами.

Но чаще они не готовы жертвовать своими привычками и привязанностями ради будущего. Они полны предрассудков и стереотипов, боятся риска и непредвиденных ситуаций. Ответственно относятся ко взятым на себя обязательствам, в работе добросовестные и прилежные, много внимания уделяют мелочам. Раков трудно назвать карьеристами, хорошие отношения с окружающими и семья для них гораздо важнее солидной должности. Им нелегко пойти на конфликт, борьба и власть не для них. Задетая за живое гордость заставляет их глубоко переживать, они склонны упиваться собственными страданиями, жалеть себя. Хотя внешне могут казаться спокойными и бесстрастными.

Сентиментальны и мечтательны. Для них дороги воспоминания о беззаботном детстве, юности, эмоционально очень привязаны к родным местам. Любят путешествовать, но стремятся поскорее вернуться домой. По-настоящему ценят родных и друзей, тех, кому могут доверять. Если человек им дорог или просто симпатичен, не раздумывая, готовы на жертвы ради него.

Боязнь перемен и недоверие ко всему новому, чрезмерная ранимость ограничивают Раков в их развитии, а субъективность в оценках и пессимизм заставляют прятаться от мира и жить собственными иллюзиями.
Луна в Весах
Ваше стремление к идеальной гармонии и поддержанию хрупкого равновесия во всем так сильно, что Вы боитесь слишком ярких эмоций, избегаете конфликтов и разногласий. Общительность и дружелюбность сближает Вас с самыми разными людьми, Вам доставляет удовольствие примирять их, понимать и заботиться. Вы умеете каждому подарить чувство спокойствия, душевного комфорта и внушить ценность его личности, не смотря на то, что сами все время страдаете от нерешительности неудовлетворенности.

Вы человек искусства, человек утонченных манер и красивых жестов, большой эстет и ценитель прекрасного, окружающий себя стильными вещицами. Проявление грубости и невежества выводит Вас из состояния равновесия, нарушая гармонию созданного Вами пространства. Вы стремитесь к партнерским отношениям как на работе, так и в личных контактах, чутко реагируете на изменения настроения окружающих, особенно близки с матерью. Недовольство собой часто мучает Вас по ночам, не давая сомкнуть глаз, ведь мир так несовершенен.
Меркурий во Льве
Вы горды и самоуверенны, упорны в достижении своих целей, имеете организаторские способности. Энергично беретесь за несколько дел сразу, одним махом решая несколько задач, и то, что при этом Вы упускаете какие-то нюансы, Вас не смущает. На любом поприще стремитесь проявить себя и заслужить авторитет, Вам не интересна однообразная работа, где от Вас ничего не зависит, нет возможности выделиться и получить определенный статус. Стремление к публичности – хороший стимул делать карьеру, а Меркурий во Льве дает все шансы стать начальником и эффективным руководителем.

У Вас всегда есть собственное мнение, и Вы довольно категорично его выражаете, при этом любите собрать вокруг себя толпу слушателей и увлеченно, с некоторым пафосом и даже театральностью держать перед ней речь. Вы прирожденный оратор, не лишенный актерского мастерства, Ваши рассказы интересны и эмоциональны, хотя ради красного словца Вы не прочь преувеличить и добавить ярких красок. При этом Вы ощущаете себя словно на сцене, и вдохновенно играете свою роль. Вы можете стать хорошим воспитателем, преподавателем или тренером, пресс-секретарем, политическим и общественным деятелем, экскурсоводом, руководителем проекта.
Венера в Близнецах
Вы общительный и деятельный человек, любите путешествия, новые знакомства, веселые и шумные вечеринки. Большое значение имеет общественная деятельность, возможность поддержания многочисленных дружеских и деловых контактов, внутреннее чувство свободы. Вам нравится литература, нередко сами пишите, упражняясь в красноречии и остроумии. Любите иронизировать и тонко глумиться, не опускаясь до грубости и резкой критики. У Вас куча приятелей и знакомых, с некоторыми из них Вы не прочь пофлиртовать, а можно завести и служебный роман, ведь любовь для Вас – увлекательная игра. Возможно несколько браков, в зрелом возрасте – выбор значительно более молодой супруги.

При выборе партнера возможность разделить с ним жажду познания и погони за впечатлениями играет решающую роль. Не внешность интересует Вас, а интеллект, интерес к жизни и чувство юмора. Вы будете вместе вести бизнес и совершенствоваться в хобби, вести умные беседы и просто развлекаться. Ваша вторая половина должна всегда оставаться загадкой, которая способна каждый день удивлять и восхищать. Требовать от Вас полного растворения в любви и ограничения круга общения и интересов семьей бессмысленно. Рядом с преданным, но постоянным по натуре и предсказуемым партнером Вам быстро станет скучно, а от ревнивого деспота скоро захочется сбежать.
Марс в Близнецах
Природа наделила Вас ясным умом и беспокойной энергичностью. Вы легки на подъем и непоседливы, хватаетесь сразу за несколько дел, мгновенно определяете суть задачи и пути ее решения в одном из них, переключаетесь на другое и отвлекаетесь на третье. Ваш мозг непрерывно обрабатывает какую-информацию и выдает свежие идеи, Вы озвучиваете их и горячо спорите с оппонентами, отстаивая свою правоту, постоянно что-то доказываете и куда-то спешите. Остановитесь или хотя бы умерьте свой пыл, отдышитесь, спокойно оцените обстановку и позвольте себе перерыв. Однако Вам трудно это сделать, неспешная рассудительность и состояние отстраненной неги Вам неведомы, Вы тот, кто живет в постоянном напряжении и чьи нервы всегда на пределе.

Неудивительно, что часто Вы не доводите начатое до конца, не умеете действовать спланированно, концентрироваться на текущей задаче и настойчиво идти выбранным путем. Вы переменчивы, импульсивны и невыдержанны, хотя и трудолюбивы. Долгосрочные проекты не для Вас, а вот в делах, где результат достигается мощным рывком, быстрым максимальным усилием, Вам нет равных. Вы спринтер, а не марафонец. Обожаете сложные и запутанные дела, требующие недюжинного ума, но каждый раз это должно быть нечто новое, не похожее на предыдущее, оригинальное. Здесь есть возможность посоревноваться интеллектами и блеснуть эрудицией, потешив самолюбие очередной победой. Можете в течение жизни много раз менять род занятий и приниматься осваивать новые профессии.

Вы красноречивы, талантливый оратор и заядлый спорщик. Окружающих подкупает объективность суждений и ясность мысли, высказанной логично, аргументированно и эмоционально. Общительность и способность устанавливать контакты сулят Вам карьеру журналиста, комментатора, посла, а также литературного критика и военного. Правда, в язвительности и сарказме с Вами также трудно сравниться, и временами острый язык может сослужить плохую службу.
Юпитер в Козероге
Профессиональная деятельность для Вас стоит на первом месте, и Вы довольно успешны в ней, поскольку от природы организованны, ответственны и самостоятельны. Составив план действий, неуклонно ему следуете, честолюбиво стремясь занять достойное положение. Ваша точность и скрупулезность иногда переростает в формализм, когда соблюсти какое-то правило важнее смысла самого действия. Однако Вам не откажешь в интеллекте и прозорливости. Еще одно Ваше преимущество – глубокая порядочность и строгое следование нормам морали. Недостаток – прижимистость.
Сатурн в Овне
У Вас достаточно много силы, и под давлением жизненных передряг Вы вырабатываете умение концентрироваться, проявлять упорство и набираться терпения. Вы инициативны, изобретательны, смелы, и если сумеете себя организовать и направить энергию в нужное русло, Вас ждет успех. Вы активный и плодотворный человек, но не умеете реально оценивать свои силы и учиться на чужом опыте (не говоря уже о том, чтобы выслушать совет), а потому набиваете много шишек. При слабом самоконтроле верх берет Ваша подозрительность, неприятие чужого мнения, Вы отгораживаетесь и занимаете позицию обороны от всех, не желая слышать и видеть ничего. С трудом находите взаимопонимание с другими людьми, не готовы сотрудничать, не нуждаетесь в помощи и не придете на выручку. Вы сам по себе, одинокий волк, ведущий свою собственную игру, часто против всех, эгоистичный и чрезвычайно субъективный в оценках. Что такое общественный долг, Вам непонятно.

Предпочитаете вести дела обособленно, но не всегда получается, в коллективе проявляете нетерпимость и высокомерие, особенно сидя в кресле начальника. Не имея возможности выплеснуть агрессию, загоняете негатив внутрь себя. Необходимо воспитание веры в себя и спокойного оптимизма.
Уран в Водолее
Союз интеллекта, интуиции и гуманизма направляет Вас на путь изобретательства, глубокого научного познания на благо всего человечества. Ориентируясь на мощь результативного сотрудничества, в том числе международного, а не на ценность индивидуальной деятельности, Вы участвуете в создании исследовательских институтов, научных обществ и других масштабных проектов. Вы способствуете налаживанию добрососедских отношений между державами, деловыми партнерами, работниками и управленцами. Вас увлекает работа в общественных организациях, Вы искренне верите в силу человеческого разума, исповедуете идеалы мира, братства между людьми и народами.

Вы крайне восприимчивы к новому, а ценность старого определяете исключительно проверкой его практической пользы и соответствия современным условиям жизни. Вы предпочитаете обо всем иметь собственное мнение, непредвзятое и объективное, самостоятельны в принятии решений. Ваша прозорливость граничит с ясновидением. Недостатком можно назвать чрезмерное свободолюбие, подчас приобретающее формы эксцентричности, бессистемности в работе, упрямого сопротивления каким-либо правилам и нежелания признавать заслуги предшественников.



Дома в знаках
I дом в Стрельце
Стремление к новым горизонтам познания и расширению сфер деятельности. Эти люди отличаются искренностью, добродушием, готовностью совершить что-то великое и благородное. Но грандиозные планы редко доводятся до конца, всему виной их нелюбовь к однообразной рутине и частая смена интересов. Прирожденные лидеры и организаторы каких-либо мероприятий, людям они кажутся общительными искателями приключений с некоторой долей авантюризма.

II дом в Козероге
Деньги зарабатывают упорным трудом, рассчитывают только на себя. Накопленные средства распределяются рационально, обеспечивая тем самым стабильность своего материального положения. Вторая половина жизни может быть более успешна в финансовом плане.

III дом в Водолее
Множество связей, но отношения не глубокие, больше носят отстраненно-созерцательный характер. Хорошие способности к обучению, однако важное значение имеет наличие интереса к предмету. В мышлении прогрессивны и оригинальны. Контакты с родственниками неустойчивы.

IV дом в Рыбах
В их доме ничто не напоминает о традиционном уюте – это место для релаксации и восстановления энергии, пространство интимное и изолированное от окружающего мира. Отношения в семье наполненны взаимоуважением и заботой, однако могут быть недомолвки и скрытые интриги.

V дом в Овне
Склонность к азарту, авантюрам. В любви - страстность, но чувства переменчивы. В отношении с детьми умеют находить общие темы, однако воспитание проходит в атмосфере строгости. Много творческих идей.

VI дом в Тельце
В работе ответственность, терпение, способность долго и кропотливо трудиться. Выбирают такую сферу деятельности, где есть четкая постановка цели, а решение задачи приносит конкретный результат.

VII дом в Близнецах
Партнера выбирают близкого по духу и уровню интеллектуального развития. В отношениях стермятся к разнообразию, много общения, идей, планов. Вместе с тем чувства не всегда глубокие. Возможно несколько браков.

VIII дом в Раке
Завышенные требования к себе и окружающим, перфекционизм. Личностный рост происходит через чреду кризисов и психологически напряженных моментов. Природный мистицизм помогает открывать завесу таинственных явлений.

IX дом в Льве
Суждения о себе и окружающей среде идеалистичны и возвышенны, в обшественных делах гибкость и стремление показать свою значимость. Высшее образование используется как способ самоутверждения. Вместе с тем всегда готовы поделиться своими знаниями и опытом с окружающими.

X дом в Деве
Рациональный подход к делам, умение организовать рабочий процесс. Карьера для них не более чем один из способов достижения своих практичных целей. Развитое чувство долга, готовность служить другим.

XI дом в Весах
Друзья - источник поддержки и покровительства. В коллективе большую роль придают гармонии, эстетической стороне взаимодействий. Стремление к контактам с людьми из высоких кругов.

XII дом в Скорпионе
Много тайн, скрытая или непубличная деятельность. Обостренное восприятие окружающего мира. Сильная интуиция, позволяющая видеть людей насквозь.



Аспекты
Секстиль Солнце-Луна
Гармоничные отношения с людьми, уравновешенность. Дипломатические способности позволяют разрешать конфликтные ситуации. Обычно имеют много друзей, уважаемы в обществе. Аспект встречается у астрологов.
Секстиль Луна-Меркурий
Гибкость мышления, контактность. Хорошие посредники, любят общаться и получать новые знания, имеют много знакомых.
Секстиль Луна-Плутон
Сильные эмоции, чувства. Аспект способствует известности и популярности.
Секстиль Меркурий-Венера
Дружелюбность, общительность. Легко находят общий язык с людьми, часто имеют притягательный голос.
Секстиль Сатурн-Уран
Трезвый ум, интуиция. Не исключена способность к математике, точным наукам. Предусмотрительность, оригиальный и проницательный взгляд на вещи.
Секстиль Уран-Плутон
Способность к качественным измнениям, преобразованиям, расширению границ восприятия.
Секстиль Нептун-Плутон
Аспект действует на целое поколение. В персональном гороскопе проявляется у людей с высоким уровнем духовного развития. Если планеты расположены на куспидах домов - оккультные способности.
Квадратура Луна-Марс
Агрессивность чувств, чрезмерное стремление к независимости. Могут быть беспокойны, капризны, иметь склонность к необоснованной подозрительности. Работа над аспектом дает энергичность, уверенность в своих силах.
Квадратура Луна-Юпитер
Склонность к преувеличениям, неумеренному потребительству: покупка ненужных вещей, переедание. Работа над аспектом дает духовный рост, милосердие. Аспект встречается у военных (см. исследование базы SADC)
Квадратура Юпитер-Сатурн
Склонность к авантюрам, спорам. Необьективная оценка своих сил - могут брать на себя обязательства выполнить которые способны только проявив сверхусилие. Работа над аспектом дает целеустремленность, конструктивность взглядов.
Тригон Солнце-Сатурн
Осторожность, добросовестность, последовательность в принятии решений, действиях. Сильное чувство ответственности.
Тригон Солнце-Плутон
Сильная энергетика, выносливость. Нередко инициаторы каких-либо массовых мероприятий, которые могут сами же и возглавлять. Аспект способствует извесности и популярности.
Тригон Луна-Уран
Чувствительность, бескорыстность. Имеют независимый взгляд на вещи, оригинальны в выражении чувств
Тригон Луна-Нептун
Сверхчувстивтельность, интуиция. Способность испытывать сильные чувства. Обладают богатым воображением. Аспект встречается у художников (см. исследование базы SADC).
Тригон Меркурий-Сатурн
Рациональное мышление, практичность. В суждениях обьективны, точны, интересуются наукой, искусством. Аспект встречается у актеров.
Тригон Сатурн-Плутон
Проницательность, сильная воля. Реально оценивают свои возможности, практичны. Часто способность в точных науках.
Оппозиция Солнце-Уран
Тяжело переносят ограничения, рамки и условности способны вывести их из себя. Возможно нервное напряжение, импульсивность, раздражительность. Сильная тяга к независимости. Работа над аспектом дает духовный рост, проницательность.
Оппозиция Солнце-Нептун
Сильная чувствительность, сенситивность. Вместе с тем могут впадать в крайности, зублуждаться, попадать под влияние окружения. Не исключена возможность стать фанатичными приверженцами какой-либо веры или идеи. Работа над аспектом дает духовный рост, глубокое понимание мира.
Оппозиция Луна-Сатурн
Могут быть трудности в общении с противоположным полом, неуверенность в себе, необоснованные страхи. Работа над аспектом дает душевное равновесие, тактичность.
Оппозиция Меркурий-Уран
Возможно нервное напряжение, непредсказуемость. Спообны принимать радикальные решения. Аспект встречается у политиков. Работа над аспектом дает проницательность, прогрессивные идеи.


Планеты в домах
Солнце в VIII доме
Интерес к мистике, эзотерике, ко всему запредельному. Стремление к получению сильных ощущений, желание бороться и побеждать. Повышенные требования к себе и окружающим. Постоянное развитие и стремление к новым вершинам. Интересы в области экономики и финансов.

Луна в X доме
Большие амбиции, стремление к высокому социальному положению. Умение взаимодействовать с людьми, ориентированность на коллективную деятельность. Вместе с тем достижения не всегда стабильны, вслед за успехом может приходить и разочарование.

Меркурий в VIII доме
Высокая чувствительность, проницательность, стремление дойти во всем до истины. Трезвый расчет и холодный разум позволяют им преодолевать кризисные явления и двигаться по пути самосовершенствования. Вместе с тем перенапряжение противопоказано, так как может приводить к истощению сил.

Венера в VII доме
Гармоничные отношения с партнером, тактичность, умение сглаживать конфликтные ситуации. В контактах - приветливость, готовность идти на уступки ради сохранения добросердечных отношений.

Марс в VII доме
Активность в общественных и партнерских отношениях, стремление к сотрудничеству и связям с энергичными людьми. В желании доказать свою правоту могут пойти на конфликт или ссору.

Юпитер во II доме
Хорошие деловые качества, способности предпринимателя, организатора различного рода предприятий. Великодушное отношение к людям, дружелюбность. Вместе с тем возможна расточительность, любовь к роскоши, дорогим вещам.

Сатурн в IV доме
Умение опираться на близких людей, поддержка со стороны родственников или родителей. Большое значение имеет жилище, его комфортность и уют. Вместе с тем сильная привязанность к семье, чувство ответственности за ее членов.

Уран во II доме
Получение дохода из неожиданных источников, оригинальные способы заработка. Желание иметь необычные, экзотические вещи. Вместе с тем финансовое положения не всегда стабильно, деньги могут зарабатываться и тратиться с одинаковой периодичностью.

Нептун во II доме
Интуитивность в финансовых вопросах, идеалистичное отношение к деньгам, более важны ценности которые приобретаются за деньги. Вместе с тем контроль за материальными ресурсами может иметь бессистемный характер.

Плутон в XII доме
Высокая восприимчивость, умение использовать скрытые способности. Интерес к тайным знаниям, эзотерике. Возможно стремление к тайной власти или тайному лидерству.
Вчера — воскресенье, 18 ноября 2018 г.
Мысли в никуда. Sea16 16:49:40
Мне хочется сказать тебе, но я не скажу.Мне хочется обнять тебя, но никак не дотянуться. Я бы хотела ни на минуту ни отводить от тебя глаз, но мне тебя не увидеть.
Говорят, что каждому человеку предназначена вторая половина. Истинная любовь, которая никогда не закончится, которая вечна.
Говорят, что встретив своего человека, ты сразу его узнаешь,почувствуеш­ь душой и в эти миллисекунды вселенная взорвется для того, чтобы образовался новый мир.Ваш мир.
Говорят, что невидимой нитью связаны те, кто предназначен друг другу. Нить может спутаться, растянуться, но никогда не порвётся. И тот кто тебе предназначен, найдёт дорогу к тебе или ты к нему.
Говорят любовь - самое прекрасно чувство,способное поднять до небес, но я больше склоняюсь к другому варианту: любовь - это чувство, которое обрушит тебя с небес на землю.Без страховки и обезболивающего.
Вторая половинка?Для счастливчиков.
Предназначенные друг для друга?Всего лишь сладкая ложь.
Вечная связь с друг другом?Самообман и самоутешение.
А жизнь - сука.
Ты можешь считать, что нашел свою судьбу, но это не значит, что "твоя судьба" будет согласна с таким утверждением.
Ты можешь любить и быть любимой отчаянно, безумно...и потерять самое дорогое в один момент.Пшик...и ты на руинах, на обломках на обломках своей сказочной истории.
Ты можешь верить в чувства, ждать того, кто не придёт, потому что его попросту нет, или есть, но он уже с кем-то другим, предназначенным ему,бывает и так,да.
А есть - одиночество. Его не выбирают.
Покажите мне человека, который сознательно, без каких-либо причин, обрекает себя на подобную участь?Не думаю, что найдётся.
Одиночество само выбирает того, кому с ним по пути. Для кого-то это будет небольшой отрезок, а кого-то оно не покинет никогда.
Но вся суть в том, что вся наша жизнь - это просто лотерея. Большая и несправедливая. Любовь/Боль/Счастье­/Тоска/Радость/Груст­ь/Взаимность/Одиноче­ство. Не факт, что тебе достанется счастливый билетик...А уж если и достался, то...ты держись, держись за него крепче.


Категории: Мысли
С кометой Соник боль в сообществе Вечность 14:30:31
– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
Позавчера — суббота, 17 ноября 2018 г.
Восход на Меркурии Соник боль в сообществе Вечность 11:30:16
«Леверье» приступил к серии предпосадочных маневров; до Меркурия оставалось девять миллионов миль.
Именно тогда второй астронавигатор Лон Кертис решил свести счеты с жизнью.
Он устроился в паутинном коконе и ждал посадки: свои обязанности он выполнил, и, пока посадочные опоры «Леверье» не коснутся поверхности Меркурия,
покрытой язвами кратеров, о нем никто не вспомнит.
Охлаждающая система с натриевым теплоносителем справлялась прекрасно: вздувшееся на экране заднего вида Солнце не могло причинить кораблю вреда.
Не только Кертису, но и остальным семи членам экипажа надо было просто дождаться, пока автопилот сделает свою работу — опустит корабль на Меркурий.
Второй раз в истории человечества.
Подробнее…Кертис потянулся к управляющему сенсору. Экструдеры выплюнули зеленое облачко флюорона, и кокон исчез.
— Собрался куда-нибудь? — спросил капитан Гарри Росс.
— Так… пройтись.
Капитан вновь углубился в микрокнигу.
Заскрежетал затвор на двери в переборке, и потянуло переохлажденным воздухом из реакторного отсека. Росс тронул клавишу — перевернуть страницу — и замер, уставившись на строки невидящими глазами.
Какого черта Кертису понадобилось в реакторном отсеке?
Расход топлива с точностью до миллиграмма определяет автопилот, человек так не может. Реактор переведен в посадочный режим, отсек задраен. Делать там больше нечего кому бы то ни было. А второму астронавигатору тем более.
Росс шагнул в прохладу реакторного отсека. Кертис стоял у люка конвертера, примериваясь к рукоятке шлюза. Затем повернул ее и ступил левой ногой на край колодца, отвесно уходящего в сторону кормы, к реактору.
— Кертис! Идиот! Ты ведь и нас погубишь!
Обернувшись, астронавигатор тупо посмотрел на него — и занес над провалом правую ногу.
Капитан прыгнул.
Хоть несостоявшийся самоубийца и брыкался, Россу удалось оттащить его в сторону. Белое как мел лицо Кертиса мелко дрожало, он все хотел вырваться, но сопротивлялся уже не так отчаянно.
Кряхтя от напряжения, Росс задраил люк конвертера и выволок Кертиса из реакторного отсека, после чего первым делом влепил ему пощечину.
— Ты куда полез? Не знаешь, что будет, если твое тело попадет в конвертер? Подача топлива откалибрована; как раз ста восьмидесяти фунтов не хватает, чтобы выстрелить нами в Солнце. Кертис? В чем дело?
Астронавигатор смотрел Россу в глаза, пристально и без выражения.
— Я хочу умереть, — сказал он просто. — Почему вы не даете мне уйти?
Хочет умереть. Капитан пожал плечами, чувствуя, как по спине бежит холодок. От этой болезни средства пока не придумали. Сегодня астронавта в любой момент могла постигнуть безымянная и необъяснимая напасть, толкающая туда, откуда нет возврата.
Сварщик на обшивке орбитальной станции мог внезапно открыть забрало шлема, чтобы как следует подышать вакуумом; радист, монтирующий внешнюю антенну корабля, — обрезать страховочный конец и выстрелить из реактивного пистолета, отправляясь в долгий путь к Солнцу. А второй астронавигатор вполне мог забраться в конвертер.
— Неприятности? — На гладком розовом лице штатного психолога Спенглера появилось озабоченное выражение.
— Кертис. Хотел прыгнуть в конвертер. У вас появился пациент.
— Умеют ведь выбрать самый подходящий момент… — Спенглер озабоченно потер щеку. — Без психа нам на Меркурии было бы скучно.
— В стасис — и до самой Земли, — устало кивнул Росс. — Лучше не придумаете, док. Иначе придется караулить, а он все равно найдет способ.
— Почему вы не даете мне умереть? — бормотал Кертис тусклым голосом. — Зачем вы мне мешаете?
— Потому, псих ненормальный, что ты бы всех нас погубил. Можешь погулять снаружи, шлюз — вон там. Только нас не бери с собой.
— Капитан! — нахмурился Спенглер.
— Ладно, ладно, док. Забирайте его..
Психолог отвел Кертиса в госпитальный отсек. Укол, затем кокон — только такой, что от него не избавишься. Там он и пролежит до конца полета. Потом, на Земле, Кертиса, приведут в чувство. Если повезет. А выпустить сейчас — воспользуется подручными средствами. Что-нибудь придумает, можно не сомневаться.
Росс мотнул головой, насупившись. Сначала мальчишка мечтает стать астронавтом; проходят школьные годы. Дальше четыре года академии, два года стажировки… Наконец мальчишка попадает туда куда хотел — и тут же ломается. Потратить целую жизнь на то, чтобы мечта твоя стала явью, и так страшно в этом разочароваться!
Думая о Кертисе, надежно спеленутом где-то за переборками, Росс зябко поежился, несмотря на убийственную близость Солнца, кипящего на кормовом экране. Такое может случиться с кем угодно. С ним самим, например. Хрупкое создание человек, не так ли?
Над кораблем распростерлось траурное крыло смерти; темная воля к самоубийству отравила кондиционированный воздух.
Приказав себе забыть, Росс оповестил экипаж о начале торможения. Кнопку сигнала он ткнул сильнее, чем требовалось.
На носовом экране появился неподвижный шар Меркурия.
«Леверье» догонял Меркурий, приближаясь к его орбите. Крошечную планету делила пополам четкая линия: с одной стороны солнечная преисподняя, где текут реки расплавленного цинка, с другой — темная пустыня под коркой замерзшей углекислоты.
Между светом и тьмой Оставалась узкая полоска — так называемый Сумеречный пояс. Девять тысяч миль по окружности и не более двадцати в ширину: единственное место с терпимым климатом. «Леверье» шел на автопилоте, по заранее рассчитанной траекторий; аналоговый вычислитель силовой установки глотал ленту готовой программы, выводя корабль точно в середину пояса.
— Господи!.. — пробормотал Росс, холодея.
Программа. Подготовленная астронавигатором Кертисом.
Кем же еще?
Посадочную программу составил безумец, одержимый манией самоубийства. Ему ничего не стоит окунуть «Леверье» в дымящуюся реку расплавленного свинца. Или опустить в ледяной склеп темной стороны. У Росса затряслись руки.
Доверять автопилоту нельзя.
— Брейнард, — прохрипел Росс, утопив клавишу интеркома. — Жду вас.
Первый астронавигатор подошел несколько секунд спустя.
— Да, капитан? — спросил он не без любопытства.
— Твой помощник, Кертис, изолирован. Хотел прыгнуть в конвертер.
— Хотел что?..
— Попытка самоубийства, — пояснил Росс — Я едва успел помешать ему. Принимая во внимание обстоятельства, думаю, нам лучше отменить программу.
Помолчав секунду, первый астронавигатор облизнул сухие губы.
— Разумная мысль.
— Очень разумная, — подтвердил командир.
«Две преисподние в одной упаковке, — подумал Росс, когда корабль наконец утвердился на поверхности. — У Данте в самом нижнем кругу холодно — здесь тоже. Но и до геенны огненной рукой подать. Что там на приборах? Распределение веса нормальное, устойчивость сто процентов, температура — сто восемь градусов по Фаренгейту. Вполне терпимо. Сели, надо полагать, с небольшим отклонением от терминатора в сторону Солнца. Удачно сели, грех жаловаться».
— Брейнард?
— Все в порядке, капитан.
— Гладко прошло?
— Для ручного режима — вполне. Я успел посмотреть программу Кертиса — дерьмо. Проход вплотную к орбите Меркурия, потом — прямо в Солнце.
— Ну-ну… Только ты зла не держи: парень не виноват, что у него крыша съехала. А посадка хорошая, молодец. Отклонение от середины Сумеречного пояса мили две, не больше.
Выпутавшись из кокона, Росс объявил по корабельной трансляции:
— Мы прибыли. Всем немедленно явиться на мостик!
Экипаж выстроился перед ним: Брейнард, Спенглер, аккумуляторщик Крински и еще трое из вспомогательного персонала. Все, кроме Брейнарда и Спенглера, переглядывались, явно недоумевая, почему нет Кертиса. Но вслух никто не поинтересовался.
— Навигатор Кертис дальнейшего участия в работе экспедиции принимать не будет, — официальным тоном начал капитан, — Он сейчас находится в лазарете по поводу острого психического расстройства. К счастью, мы сможем обойтись без него до окончания полета.
Росс помолчал, давая людям время переварить услышанное. Реакция оказалась сдержанной: смятение быстро покинуло лица. Это хорошо.
— По плану мы пробудем на поверхности Меркурия не более тридцати двух часов, продолжал он. — Брейнард? Куда мы в итоге сели?
Астронавигатор нахмурился, прикидывая:
— Почти на середину Сумеречного пояса, с небольшим отклонением в сторону Солнца. Температура продержится выше ста двадцати градусов еще с неделю, не меньше. Для скафандров это не проблема.
— Очень хорошо. Ты, Лиэллин и Фалбридж развернете микроволновые компрессоры. На краупере продвинетесь в сторону Солнца, насколько позволят скафандры; следите за температурой! Башню необходимо поднять как можно дальше к востоку, Жаль, но термозащитный комплект у нас один, для Крински…
Теперь он ключевая фигура: именно аккумуляторщик должен обследовать солнечные батареи, оставленные предыдущей экспедицией. Кроме определения износа батарей в экстремальных условиях, ему предстоит исследовать эффекты, возникающие в необычном магнитном поле крошечной планеты. Не говоря об обслуживании этих самых батарей так, чтобы они простояли до следующего визита.
Крински отличался высоким ростом и атлетическим телосложением: в самый раз, чтобы носить неподъемную тяжесть скафандра высшей термической защиты. На солнечной стороне, где находятся батареи, без такого долго не проработаешь. Впрочем, даже гиганта вроде Крински хватит на несколько часов, не более.
— Когда Лиэллин и Фалбридж развернут радарную башню, будь готов надеть скафандр, — обратился Росс к аккумуляторщику. — Как только мы подтвердим координаты батарей, Доминик вывезет тебя к востоку, насколько получится. Дальше придется самому. Телеметрия в любом случае останется, но лучше возвращайся живой. Мы будем рады тебя видеть…
— Так точно, сэр!
— Вот и хорошо. А теперь — за работу.
По плану работа нашлась для всех, кроме самого капитана. Такова участь администратора — приговор к временному безделью, когда другие заняты больше всего. Дирижер симфонического оркестра тоже не играет ни на каком инструменте.
Остается ждать.
Оседлав термоустойчивый краулер, выгруженный из трюма «Леверье», Лиэллин и Фалбридж отправились в путь. Задача простая: возвести надувную радарную башню на солнечной стороне. Башню, поставленную первой экспедицией, прецессия давно вынесла туда, где пластиковая конструкция, покрытая тонкой алюминиевой пленкой, не могла не расплавиться.
При максимальном приближении к Солнцу температура на освещенной стороне Меркурия достигает семисот градусов; из-за вытянутой орбиты ее колебания бывают значительными, но и в афелии термометр не опускается ниже трехсот. На темной стороне — сугробы замерзших газов.
Место посадки «Леверье» — площадка в середине пояса. В пятистах милях к востоку — адское пекло во всей своей красе, к западу вступает в свои права вечная тьма и немыслимый мороз.
Странная планета, и человеку на ней долго не продержаться. Какого сорта жизнь могла бы существовать на ней постоянно? Капитану Россу, стоявшему в скафандре у посадочных опор, фантазии для ответа на этот вопрос никогда не хватало.
Тронув подбородком переключатель, Росс опустил фильтр из специального стекла. Со стороны западного горизонта наступала тонкая черта непроницаемой тьмы — оптическая иллюзия. На востоке уже поднималась громоздкая параболическая антенна радарной башни: Лиэллин и Фалбридж принялись за работу. А дальше — дальше солнечные отблески на зубцах кратеров? Тоже иллюзия. По расчетам Брейнарда, Солнца здесь не будет еще неделю. Через неделю экспедиция вернется на Землю.
— Башня почти развернута. — Росс повернулся к Крински. — Скоро они вернут краулер, тебе пора готовиться.
Следя, как аккумуляторщик поднимается в корабль по трапу, Росс думал о Кертисе. Парень так хотел увидеть Меркурий, ни о чем другом говорить не мог. А теперь лежит в коконе и хочет одного — смерти.
Крински вернулся в термозащитном комплекте поверх обычного скафандра. Экипировка делала его больше похожим на танк, чем на человека.
— Краулер на подходе, сэр?
— Сейчас посмотрю.
Россу захотелось поправить светофильтр — вроде бы стало жарче. Еще одна иллюзия. Найдя радарную башню взглядом, капитан ахнул.
— Что-нибудь случилось, сэр?
— Вот именно…
Росс зажмурился, помотал головой и снова открыл глаза; Контуры радарной башни плыли, оседая; две крошечные фигурки спешили к серебристому бруску краулера, а на скальных остриях вдали появились первые отблески — никакая не иллюзия. Восход за неделю до расчетного времени. Невероятно.
Росс и Крински вернулись на корабль: бегом, несмотря на тяжесть защитного комплекта. В шлюзовой камере с потолка опустились механические руки — помочь выбраться из скафандра; капитан жестом приказал Крински оставаться как есть и бросился в рубку.
— Брейнард! Брейнард! Где тебя черти носят?
— Да, сэр?.. — Первый астронавигатор недоуменно смотрел на него.
— Ты наружу выгляни, — посоветовал капитан внезапно осипшим голосом. — Радарная башня…
— Чего? Так она — она плавится!.. Но это же…
— Сам знаю. Невозможно.
Датчик внешней температуры показывал сто двенадцать градусов: на четыре градуса больше, чем в момент высадки. Пока Росс смотрел, температура подскочила до ста четырнадцати.
Радарная башня не начнет плавиться при температуре менее пятисот градусов. На экране краулер стремительно приближался: Лиэллин и Фалбридж, слава богам, живы. Если и сварились, то пока не до готовности. Корабельный датчик показывает сто шестнадцать; когда вернутся, будет, наверное, двести.
— Ты вроде бы посадил корабль в безопасном месте! — рявкнул капитан. — Рассчитывай заново, я хочу знать, где мы на самом деле! И маневр уклонения: вон там, если не понял, Солнце восходит!
Температура достигла ста двадцати градусов. Бортовая система охлаждения справляется без проблем примерно до двухсот пятидесяти, потом возникает опасность перегрузки.
Краулер приближается; внутри, наверное, адское пекло.
Непростой выбор. Если система охлаждения выйдет из строя, тогда погибнут все. Росс принял решение: терпеть до двухсот семидесяти пяти градусов. Если краулер не успеет — что ж, он спасет остальных.
Датчик уже показывал сто тридцать, и цифры в окошечке сменялись все быстрее.
Понимая, что происходит, экипаж готовил корабль к экстренному взлету, не дожидаясь приказа.
Краулеру оставалось проехать немногим более десяти миль; при средней скорости сорок миль в час потребуется пятнадцать минут.
Сто тридцать три градуса, и длинные пальцы солнечных лучей уже тянутся через горизонт.
— Не выходит — Брейнард оторвался от вычислений. — Концы с концами не сходятся.
— Это как?
— В голове туман. Координаты не получаются.
Какого черта?.. Да, ради таких вот моментов капитану и платят жалование. Отстранив Брейнарда, Росс взялся за дело сам. На штурманском столе было полно бессвязных записей: можно подумать, старший штурман забыл, чему его много лет учили.
Хорошо! Если мы здесь… то ничего не получается. Мысли путались. Подняв голову, Росс сказал, ни к кому не обращаясь:
— Скажи Крински, чтоб спускался. Пусть поможет ребятам выйти из краулера.
Сто сорок шесть градусов. Росс глянул в блокнот. Обычная тригонометрия, ничего такого. Должно быть просто.
— Я выпустил Кертиса из кокона, — сообщил Спенглер, появляясь в рубке. — На старте ему там нельзя. Опасно.
— Дайте мне умереть… Просто дайте мне умереть… — послышалось монотонное бормотание.
— Скажите ему, док: он скоро получит свое. Если я не вычислю траекторию экстренного старта.
— А почему вы, капитан? Что с Брейнардом?
— Выдохся. Не соображает. Все забыл. Да и мне как-то… странно…
Мысли расползались, как тараканы.
Что там? Сто пятьдесят два градуса. Итого ребятам в краулере осталось сто двадцать три градуса. Или триста двадцать один? Росс внутренне осел, цепенея.
Спенглер тоже выглядел не лучшим образом.
— Спать хочется, — объявил он, старательно морща брови. — Мне надо обратно к Кертису, я знаю, но…
Сумасшедший продолжал бормотать. Той частью рассудка; что еще действовала, Росс понимал: Кертиса нельзя оставлял без присмотра. Может натворить всякого…
Сто пятьдесят восемь градусов. Краулер увеличился в размерах; от радарной башни на горизонте осталась кучка мусора.
Раздался пронзительный крик.
— Кертис! — сообразил Росс.
Усилием воли оторвав себя от штурманского столика, капитан побежал на корму, опередив Спенглера. Успеть вовремя^ однако, не удалось: Кертис валялся на полу в луже крови. Раздобыл где-то ножницы.
— Мертв, — заключил Спенглер, склоняясь над телом.
— Само собой. Мертв, — согласился Росс.
Туман в голове рассеялся, судя по всему, в момент смерти Кертиса. Оставив Спенглера заниматься трупом, капитан вернулся к вычислениям.
Ну вот, проще простого: промахнулись на триста миль в сторону Солнца. Нет, приборы не соврали — кого-то обманули собственные глаза. Траектория, торжественно заявленная Брейнардом как «безопасная», оказалась немногим лучше рассчитанной Кертисом.
Росс глянул на обзорный экран. Краулер почти дома, температура сто шестьдесят семь градусов. Успеют. С запасом в несколько минут успеют, спасибо вовремя расплавившейся башне.
Но что это могло быть?
С трудом поворачиваясь в термозащитном комплекте, Крин-? ски втащил на борт Лиэллина и Фалбриджа. Выбравшись кое-как из скафандров, они рухнули на пол, обессиленные. С виду астронавты больше всего напоминали недоваренных омаров.
— Тепловой удар, — кивнул Росс. — Крински, им надо в стартовые коконы. Займись. Доминик? Ты еще в скафандре?
Переступив через порог шлюзовой камеры, Доминик кивнул.
— Очень хорошо. Спускайся: загонишь краулер в трюм, бросать не годится. Бегом! Брейнард, траектория готова?
— Так точно, сэр!
Двести градусов ровно. Система охлаждения уже чувствует нагрузку, но это ненадолго. Через несколько минут «Леверье», поднявшись с поверхности Меркурия, займет временную планетарную орбиту. Тогда-то и можно будет перевести дыхание и подумать.
Почему? Как вышло, что расчеты Брейнарда не привели их в безопасное место? Почему ни Брейнард, ни Росс не могли потом рассчитать стартовую траекторию — простейший из элементарных маневров? Отчего перестал соображать Спенглер, давая время Кертису покончить с собой?
Что произошло? Капитан ясно читал этот вопрос на лицах своих людей.
Внезапно Росс ощутил странный зуд где-то в основании черепа: пришел ответ, ясный и зримый.
На солнечной стороне, между двух зазубренных хребтов от начала времен сверкало озеро расплавленного цинка. Оно так и будет сверкать там спустя тысячелетия, возможно, миллионы лет.
На поверхности возникла рябь, ослепительная, даже если смотришь на нее через закрытые веки.
Жесткое излучение Солнца отразилось и преломилось, порождая осмысленное сообщение:
«Я хочу умереть».
Цинковое озеро продолжало волноваться… желая помочь?
Видение померкло.
Ошеломленный, Росс огляделся. Шесть лиц сказали ему все, что нужно.
— Вы тоже видели.
Первым кивнул Спенглер, потом Крински, за ним — остальные.
— Что это было? — спросил аккумуляторщик.
— У нас крыша поехала, док? — поинтересовался Брейнард.
— Массовая галлюцинация… Может, коллективный самогипноз.
— Нет, док, — покачал головой капитан. — Вы это знаете не хуже меня. Оно там, на солнечной стороне.
— Что вы имеете в вицу?
— Никакая это не галлюцинация. Жизнь — или то, что можно назвать жизнью на Меркурии. — Росс усилием воли подавил дрожь в руках. — Мы нашли куда больше, чем планировалось.
— Капитан… — Спенглер замялся.
— Нет, я в порядке! Разве вы не видите, эта штуковина внизу читает наши мысли! Сначала она перехватила вопли Кертиса — чем не ментальный радар? Парень кричал громче всех… Она прислушалась и сделала все, чтобы его желание исполнилось.
— В смысле запудрила наши мозги, чтобы казалось, будто мы сели в безопасном месте, а не в двух шагах от восхода?
— Но почему так сложно? — возразил Крински. — Посадила бы нас прямо под Солнце; сварились бы скорее и гораздо вернее.
— Она знала, что остальные умирать не хот. — Росс покачал головой. — Она мыслит комплексно: сравнила нашу посылку и желание Кертиса. Потом устроила так, что каждый получил свое. Он умер, мы — нет. — Капитан невольно поежился. — После гибели Кертиса она помогла оставшимся в живых спастись. Мы сразу стали поворачиваться гораздо быстрее, помните?
— Точно! — согласился Спенглер. — Выходит…
— Хотелось бы знать, мы еще раз садиться будем? — спросил Крински. — Если она и правда так может, я бы предпочел держаться подальше. Мало ли что придет ей в голову в следующий раз.
— Она нам уже помогла, — напомнил Росс. — До сих пор никакой враждебности… Вы что, боитесь? Я рассчитывал на твою силу: кто еще сможет дойти до нее в термозащитном комплекте? Разведка…
— Никуда я не пойду… — торопливо пробормотал Крински.
— Другой разумной жизни в Солнечной системе пока не нашлось, — повысил голос капитан — Мы не можем просто сбежать! Рассчитай посадочную траекторию, — обратился он к Брейнарду. — На этот раз как следует. Чтобы не изжариться.
— Никак нет, сэр! — сухо ответил Брейнард. — Безопасность экипажа требует немедленного возвращения на Землю.
Росс медленно переводил взгляд с одного лица на другое. В каждом читался страх. Меньше всего они хотели вновь оказаться на Меркурии.
Шесть человек — и она, там, внизу. Готовая помочь, не опасная.
Их было семеро против одного Кертиса — но тот не хотел ничего, кроме смерти. Нет, даже самому Россу не превозмочь страха шестерых желанием вернуться.
Обвинить команду в мятеже? Не выйдет: как раз тот случай, когда капитана можно сместить на законном основании, ради общего блага.
Создание внизу готово сделать как лучше, но корабль всего один, а партий две. Кто-то не получит своего — либо капитан, либо остальные.
И все же в прошлый раз создание сумело дать каждому свое. Кертису смерть, остальным — жизнь. Теперь шестеро хотят уйти, но седьмой — вернуться. Услышит ли она его голос? Примет ли во внимание?
«Так нечестно! — мысленно возвысил голос капитан. — Я хочу тебя видеть! Хочу узнать тебя! Не дай им увезти меня на Землю!»
Когда неделю спустя «Леверье» благополучно опустился в космопорте, шестеро выживших участников Второй меркурианской экспедиции подробно рассказали, как второго астронавигатора Кертиса охватило неистовое желание умереть и как он покончил с собой. Правда, никто из них не сумел вспомнить, какая судьба постигла капитана Росса и почему термозащитный комплект остался на Меркурии.


Роберт Силверберг
11.17 JWelcomedSilence 02:14:34
 у меня осталось очень мало времени быть собой. очень мало времени. сегодня чуть ли не единственная ночь за несколько недель, когда я чувствую себя.
по утрам просыпается Эхо. гонит меня прочь, стравливает и толкает на ежесекундное раскаивание.
Эхо делает меня бесправным в сутолоке ежедневного потока мыслей, обрекает меня на обязанность делить всё вокруг на добро и зло, что заставляет моё сердце гореть. потому что делить жизнь на добро и зло я не хочу. более того, не способен.
этой ночью я будто ушёл в запой, записывая чувства с такой подробностью, которую не мог обличить в слова раньше.

листы, во множестве своих вариаций
травят меня самим собой, разбирают на запчасти
каждый день жду света в туннеле
оттуда выбирается грим рипер из своей колыбели

Категории: Ndate
пятница, 16 ноября 2018 г.
17/11 Reno Stincler 22:34:14
Нас бы назвали любовниками, хотя мы предпочитали называть себя недолюблеными. Люди без прошлого и будущего, пленники настоящего. Если бы кто-то спросил, правильно ли все это, я бы несомненно ответил, что по-другому быть и не могло.
Меня всегда удивляло почему люди так бояться того, что чувствуют, чем живут и недосыпают, о чем думают и ради чего готовы погубить себя. Они так бояться быть ненужными, что невольно обрекают на это других. Но это было не про нас. Нет.
Когда два человека не имеют ничего, они несомненно имеют все. Что может быть общего у людей без завтра? - Сегодня. Ведь в тех краях, где заканчивается время, прекрасно знают, как важна каждая секунда. В минутах застывает вечность, в объятьях теряется реальность, от касания сходят с ума.
Мы жили одной сплошной изменой к себе. Предавали друг друга в собственных записках, что так верно хранили все эти годы.
"Спеши любить" klybnika01 16:51:38
16 листопада 2018 17:49
Сьогодні я подивилася фільм "Спеши любить", стільки наплакалася, але щоб зняти депресію, треба подивитися мелодраму. Голова ще довго боліла...

Музыка немає
Настроение: 50на50
Хочется: нічого не вічувати
16:54:39 Your Letov Ожидает модерации
17:01:44 klybnika01
можно конечно и комедию, но когда депрессия то лучше мелодраму, чтобы выплакаться
`503 djosolin 06:53:12

Те - кто мыслит стереотипами не способен увидеть истины. Тот кто раз и навсегда что-то решил для себя и не меняет мнения, не слушает другие точки зрения - не способен шагнуть за рамки своего мировосприятия, не способен придать критике собственные суждения. Человек - существо разумное, человек ДОЛЖЕН мыслить критически - я верю, что именно так достигается личностный и общечеловеческий прогресс. Я феминистка, это моё решение, но я поддерживаю далеко не всё. Я феминистка - но феминизм бывает разным - радикальным, либеральным, бывает неофеминизм и так далее. Я женщина и отстаиваю свои права -но они не должны мешать другим людям. Я - чайлдфри, мне просто не нравятся дети - и чем младше - тем сильнее, но обязана признавать, что нынешнее поколения всё же лучше моего - они замечают несправедливость, они не аполитичны, как были мы, они - активные горожане прямо со школьной скамьи. Я уважаю этих школьников за то, что они выбрали бороться - это имеет смысл - их не будут сажать, а принятые меры против детей всегда вызовут резонанс. Я не люблю детей, но дети страны - это очень важно, это новые формирующиеся горожане - поколение, которое будет позже управлять Россией. И что же - эта самая страна позволяет себе такое, как в Кемерово. Да, я не люблю детей... Но мне было страшно, когда я представляла горе их родителей - это не было горем власти - им всё равно что будет после них, родителей убитых детей (именно убитых - равнодушием путинской власти) назвали митингующими/оппози­цией/бузотерами... Мне грустно от того, что люди верят в эту власть и не применяют критического мышления к своим убеждениям. Это как очистка компьютера от устаревших файлов - критически рассматривать собственные тезисы, принципы и суждения нужно регулярно. Я атеистка - я не верю ни в загробную жизнь, ни в Аллаха, ни в Господа - я считаю, что сильному человеку творить беззаконие должен мешать внутренний стержень, а не запугивание карой и наказаниями и обещаниями райской жизни за примерное поведение - но я всегда послушаю человека, чьи взгляды отличны от моих, и ежели я услышу аргументы весомее моих - я должна буду пересмотреть свою позицию, естественно. И я никогда не обижу адекватного религиозного человека - они имеют право верить, пока это не мешает мне - и наоборот, я не верю, но это не должно мешать им. Иногда тяжело достичь этого баланса - но если люди будут добрее друг к другу и мудрее, острые углы соприкосновения свобод противодействущих сторон будут сглажены. Из вышеперечисленного понятно, что в нашей стране я - персона нон грата, такие люди как я здесь совсем совсем нежелательны - самые настоящие "бузотёры", расшатывающие скрепы и лодку и вообще всё вокруг.
Вот ты и основательно познакомился со мной, мой анонимный читатель. Но и это ещё не всё - я еще и патриотка, я люблю Россию - но не поддерживаю действующую власть. Я говорю это сейчас, потому что складывается такое ощущение, что совсем скоро у меня отнимут право высказать это. Однако я не поддерживаю агрессивного разрешения конфликта, хотя все больше и больше мне кажется, что мирным путём в России не получится - и это прискорбно, но власти сами в этом будут виноваты. Я, на данном отрезке своей жизни, лишь хочу быть отсюда как можно дальше, когда это начнётся, пока еще не опустился железный занавес - бежать отсюда. Но ничего для этого не делаю, Анон. Каждый день говорю, что надо что-то делать, а что? Я не знаю. Ни связей, ни денег, неизвестно куда - где мы нужны? Нигде мы не нужны, мой читатель. Не нужны ни своей стране, ни чужой - никому. Посмотри на усталые, изможденные, обозленные лица горожан, неспешно бредущих по серым грязным улицам твоего города или села, и ты поймёшь - мы не нужны уже даже себе.

Мысли критически. Пора просыпаться, Россия.


Категории: Без тега сегодня
четверг, 15 ноября 2018 г.
10 упражнений для тренировки силы воли Влиять на других без сильной... RinRin.san 23:37:57
10 упражнений для тренировки силы воли

Влиять на других без сильной воли невозможно.

10 действенных упражнений, которые могут внести в вашу жизнь 10 хороших привычек.

Умение управлять другими людьми тесно связано с личностными качествами. Одним из них является сильная воля. За человеком «тряпкой» вряд ли пойдут последователи, у них мало друзей, и они не пользуются успехом у женщин.

Даже, если все вышесказанное не про вас (а если про вас, то тем более), следующие упражнения помогут вам развить сильную волю.

Упражнение 1. Поиск спрятанной силы

Это начальное упражнение. Цель его – определить и почувствовать, что такое «мышца воли». Нужно понять – какое оно, волевое напряжение, и как по желанию проявить усилие.

Разрабатываем для себя легкое задание. Любое, но лучше полезное. Например, утром, когда умылись, складывайте полотенце и убирайте его в определенное место. Вечером же, в одно и то же точное время вы переносите предмет обратно.

Выполняем это упражнение месяц. Даже, если это действие войдет в привычку, это будет хорошая привычка.

Упражнение 2. Понимание силы

Выбираем интересную для себя деятельность, спортивную игру. Например, чеканить мячом. Это модно сейчас и не требует много места. Можно заменить мяч ракеткой и мячиком для пинг-понга. Чеканим два раза в день по 30 ударов. Основное правило, если определились сделать определенное количество ударов, то их должно быть ровно столько и не на один больше или меньше. Смысл - уметь сдерживать себя. Выполняем 30 дней.

Упражнение 3. Нормализация

Смысл этого упражнения - сделать подконтрольным режим сна. Приучите себя ложиться спать в одно и то же время, быстро засыпать, спать не менее 8 часов и не более 10-ти.

Упражнение 4. Работа и отдых

Цель - сделать подконтрольным режим отдыха и деятельности. Разбейте любую деятельность на равные промежутки, как в школе, примерно по 45 минут. Делайте регулярные паузы для отдыха минут на 10. Меняйте вид деятельности. Желательно, чтобы это упражнение осталось не только тренингом, но и вошло в привычку.

Упражнение 5. Волевое общение

При разговоре и беседе контролируйте свои слова и эмоции. Представляйте, как выглядите со стороны, контролируйте свои жесты и мимику. Запомните хорошее правило: мысль – действие. Любое действие и слово должны быть подчинены разуму.

Упражнение 6. Волевая трапеза

Выполняется просто: полный контроль процесса поглощения пищи. Спокойно, медленно, осмысленно. Ощущаем вкус и аромат, представляем и настраиваемся, как заряжаемся энергией и становимся сильнее. Не набиваем пузо до отвала, едим, только когда голодные.

Упражнение 7. Контроль жилого пространства

Это упражнение должно стать привычкой. Держите свое рабочее и жилое пространство в порядок всегда. Знайте, что и где лежит. Есть хорошее правило: убирайте все то, что режет глаз. Тогда постепенно все будет в таком виде, как вы себе представляете.

Упражнение 8. Волевое планирование

Составляйте себе план на день, месяц и год. Чем точнее он будет – тем лучше. Следуйте своему графику.

Упражнение 9. Ищем лень

Смысл в том, что если у вас появляются дела, которые вам делать не хочется совсем, то нужно, наоборот, их сделать сразу. Не хочется рано вставать – выпрыгиваем из постели, не хочется убирать комнату – схватили ведро, веник и сделали и так далее.

Упражнение 10. Волевое укрепление

Смысл в том, что нужно каждый день заниматься физическими упражнениями. Это может быть и обычный бег, и домашний фитнес и крутая секция. Главное, чтобы это вошло в вашу жизнь и изменило вас.

Запомните еще одно хорошее правило: сначала вы укрепляете свою волю, потом воля работает на Вас.


Категории: Статьи, Useuse
Из окололиетературных перлов. Бесконечный Дождь 19:15:25
* Он протяжно замычал, застонал, потом издал гортавый влажный звук ртом и попятился в окно.

* Грег подошел к креслу, посмотрел на пылающий камин, поежился и сел в него, пытаясь согреться.

* Сверкнула молния. Пошел дождь. Потом полил. Потом как из ведра, да еще и гроза началась. Не промокнуть было непросто.

* Ее плоть раскрылась и сомкнулась вокруг него, словно это был секретный проект.

* Эмма билась в конвульсиях с удовольствием.

* Джина посмотрела на него расплывчатыми глазами.

* Концерт эротического танца прошел по всему позвоночнику Селины.

* Какая жалость, эх, ну какая жалость, что она не успела вовремя вернуться домой и вздрючить колготки!

* Ей хотелось умереть, но вместо этого она уснула.

* Добравшись до кружевных трусиков, он начал осторожно стягивать их. Тем временем его трусы медленно, но в верном направлении убегали от своего хозяина.
* Он наблюдал, как у нее в голове вращаются шарики, и решил помочь.

* Они потащили ее купаться в бассейн, где Эми всех поразила: выяснилось, что девочка плавает как рыба.
За восемнадцать месяцев жизни в пустыне она, очевидно, успела приобрести кое-какие навыки выживания.

* День клонился к вечеру, но солнце еще вставало.

* Она хлопнула в ладоши и чуть не вывихнула ногу.

* И строго скрючив правый глаз, он посмотрел на нее.

* Его понурившийся член больше не привлекал ее.

* Она охнула и впилась губами в его шею, сжимая одновременно руками всю ту плоть, которой посчастливилось оказаться под ее умелыми руками.

* Юноша вздохнул и нарушил глазной контакт.

* Пойдем выпьем чего-нибудь? — Энни взяла за руку бывшего однокурсника и пошла с ним в кафе мороженное.

* Она посмотрела на отца. А он с любовью оглядывал огромные кучи мусора, обшарпанные стены домов...

* Лиз пищала, как влажный каучук.

* Он проник глубоко в ее тело, и она почувствовала, как оно набухает, наполняясь его мужским началом.

* А она, не покладая уст, все говорила, говорила…

* Ах, как же волновали его глаза ее груди, выглядывающие из-под фантазий модных дизайнеров.

* Влажный пульсирующий холмик между ее ног уже давно вел свою жизнь.

* Внезапная слава автоматически обнесла девушку целым забором поклонников.

* Ее длинные ноги впадали в высокий тяжелый зад.

* Он медленно стоял посреди зала и смотрел прямо на нее…

* Он молча кивнул ноздрями...

* Она эротично поглаживала бокал большими пальцами левой руки.

* Она, превозмогая страх и стыд, взобралась на его бескрайнюю волосатую плоть...

* Почувствовав, как кровь уверенно заструилась по тоненьким артериям пальцев.

* Кровати были покрыты раскошными коричневыми замшелыми покрывалами, по низине которых шла вышивка из черных гербов.

* — Какая красивая шейка, — похвалил мистер Трэверс. — А что под ней?

* Зовут меня Руфина – вот такой дурацкое имя, которым меня одарили родители посмертно!

* Говорят, ее нашли в парке на лавочке с разодранной шеей до локтя.

* С лихим матом вылетали из окон сломанные стулья.

* Его глаза, опьянённые и мечтательные, нашли ближайший диванчик, завалились на него и оглушительно захрапели.

* Он попытался приподнятся на кровати, но один из швов на корсете лопнул и закричал от немыслемой боли.

* Узор балок завораживал, уносил мысли далеко.

* Вдруг, звонок, скорее даже стук в дверь.

* Ди, давая своё согласие, раздвернула свои ноги, давая возможность её возлюбленному проникнуть в неё. Майкл не торопился с этим. Он решил пойти издалека.
* — Как вас зовут, милая юная леди? — Ребекка. А вас? — она совсем таки осмелела. — Какое редькое красивое имя! А меня Кал. Ей сразу понравился этот парень. А его имя почему-то напоминало морской ветер.

* Девушка была заметно беременной, хоть и была на шестом месяце.

* Голос был подобен реву раненого бульдозера.

* Ямка на живота сокращалась, и жар сжал мою промежность, спустившись в холл.

* Он входил в нее, останавливался, затем вновь входил, пока она не почувствовала, что вот-вот разорвется на две половинки.

* Мэри и ее полумертвая подруга направились в госпиталь.

* Солнце неторопливо и лениво выкатывалось из-за крыш домов, которые блистали начищенными окнами и зелёными лужайками.

* С глухим рокотом мозг снова принялся за обдумывание плана побега.

Категории: Поржем ВМЕСТЕ ))
показать комментарии (1)
Наша сказка Августина Беатрисса Гликерия Вульф 19:00:13
-Вась, а расскажи мне сказку

-Давай ты начнёшь а я продолжу )?

-Ну хорошо
И так с чего бы начать
В далёкой придалекой вселенной существовало одно королевство под названием n, правили им славные король с королевой, и была у них дочь, и всем была она хороша, всем кроме своего неприцесского характера. Если где-то идёт битва то принцесса тут как тут, размахивает своей волшебной палочкой, или где-то случается апокалипсис то и тут принцесса виновата, она и её волшебная палочка.

-На востоке родилась новыя империя с ужасным королём и ужасной королевой у них был молодой сын
Он выделялся Среди них своим миролюбивым характеров
У него был волшебный посох
С помощью него он лечил и помогал целым народам
И на западе он узнал о войне о апокалипсисе
Он должен был отправиться в путь
Среди хаоса и разрухи
Он увидел девушку с палочкой
Он не видел подобной красоты даже в самом прекрасном саду его империи
Он был проклят
Теперь ты )

-Эта непоседливая принцесса всегда стремилась в самую гущу драки, своим поведением она хотела доказать, что ей никто не нужен, что она сама может за себя постоять, и этот раз не стал исключением, она раскидывала монстров налево и направо, разрушая здания своими заклинаниями и совершенно случайно заметила мальчика, что смотрел на неё, сама того не замечая она засмотрелась на него.
Что то зацепило принцессу в его взгляде, в нем не было злобы или эгоизма, от чего этот взгляд завораживал и притягивал
Не думается дальше, давай ты

-Он наблюдал за ней
На миг ему показалось, что она смотрела на него
Он не знал, что делать и решил перегруппироваться
В полу разрушенном доме
Она была в поле его зрения
Что то в ней не давало ему покоя
Он не знал
Он слышал о ней страшные рассказы
Хладнокровная девушка которая с помощью своей маги могла управлять балансом мира
Страх сковал его движение
Он не знал, что делать
Просидев там чуть меньше 10 минут
Он вышел
Их взгляды встретились
Он не видел ненависти
В ее глазах
А что то совершенно иное .......
Теперь ты )

-Наблюдая за его действиями принцесса немгла о чем либо думать, она просто смотрела на него, хотелось подойти, но что то не довало.
Страх
Наверное
Но сознание медленно начало приходить и осознав всю ситуацию девушка поспешила ретироваться с места преступления
Ножницами измерений она открыла проход в свое измерение и напоследок обернувшись ещё раз посмотрела на парня
Зайдя в портал и закрыв его за собой, сердце девушки упало в пятки
Она села на пол и все так же думала об этом парне
Кто он?
От куда?
И что там делал?
В её голове роилось много вопросов на которые не было ответов
За размышления и она не заметила как в комнату влетела разъяренная мать, с воплями о том, что её непутевая дочь снова во что то вляпалась
Принцесса как всегда начала огрызаться
Слово за слово
И решила королева поступить по плохому, раз по хорошему её дочь не понимает
И заточила её в башню высокую, этажей так 5-6
А башня та заколдованная
Ни входа
Ни выхода
Продолжай

-Она ушла
Он смотрел ей в вдогонку и не знал, что делать
Страх сменился удивлением и любопытством
Из своей сумки он достала необычные по своей структуре ножницы и прорезала брешь в пространстве и исчезла в нем
Принц был шокирован
Он не знал что делать
Он увидел в ней, что то родное
Он подошёл к месту исчезновении
Аура до боли знакомая
В Кель- таласе он видел подобную магию
Ее использовали эльфийские егеря
Для Переброски своих сил
Ему понадобится время что бы открыть разлом
Неделя или две
Принц -Слишком долго я не могу ждать мне понадобиться помощь ещё двух магов
Принц - я слышал что есть ещё одна деревня здесь не далёко стоит глянуть
Принц ушёл оставив лишь пиктограмму на Исчезновении его новой знакомой
Только смерть уже мертвой деревни проводил его деревня была полностью мертва
Он шёл 6 часов без перерыва
Принц - ох дошёл теперь надо заручиться помощью местных магов
Спустя несколько дней
И снова принц в мертвой деревни но
На этот раз он не один
С ним его друзья
Двое мага
Некромант
И Миссионер
Начав ритуал
Они знали, что за ужасы их ждут
Спустя 3 часа
Разлом открыт
Принц - пора мне разобраться во всем
И шагнул в разлом
И следом за ним и миссионер который был одержим новыми открытиями и некромант который хотел узнать из кого он теста
Теперь ты )

-И вот томится в высокой башне, отдалённой от цивилизации, принцесса, и ждёт, пока прекрасный принц не спасёт её от скуки и не вызволит из королевской неволи. А кто принцессу из башни вытащит, тот за неё и замуж пойдёт. То есть женится, конечно. И королевство n получит в придачу, если у него самого королевства никакого не будет. Всё продумали, гады. Теперь даже от простолюдина какого не отвертишься, ибо принцессы корону наследовать не могут!
Однако принцессу всё не спасали и не спасали, а родители уж и не знают, что делать, как поступить. Слово-то королевское дано! Вот и приходится — сидеть и ждать.
А что делать принцессе в башне где есть только гардероб и учителя по этикетку
Вот и приходится бедняжке сидеть и скучать любуясь прекрасным видом из окна, в ожидании спасения
И все чаще принцесса вспоминала того парня с прекрасными глазами
Время подумать у неё было
Продолжай

-И вот он
Тут
Башня
Прочная на вид
Но решил пора брать башню
Ведь он понял
Он влюбился
И он готов драться
За нее
За эти дни он понял что у него на душе
Что внутри его
Он был вынужденно скрыть все самое хорошое в нем
Что бы добиться своего
И вот он уже окна
Почти
Залез
И вновь он видит ее
Ее прекрасная осанка
Она увидела его
Он подошёл к ней
И обнял ее
Теперь ты

-День не предвещающий ничего интересного, неожиданно превратился в самый прекрасный день в жизни девушки, когда в окне появилась знакомое лицо
Уставшего, но счастливого человека
Все вокруг перестало быть существенным
Во всем мире существовала лишь эта комната
Лишь с этими двумя людьми
Девушка смотрела на парня с удивлением
Затем непонимание
Неверие
А дальше на её лице появилась счастливая улыбка
Неожиданно из глаз полились слезы
А парень обнял её
И это было последней каплей
Она прижалась к нему всем телом
Ей хотелось убедиться, что он сдесь
В этот раз она не сбежит
19:15:20 Whitefoх
Она прижалась к нему всем телом, оууу :-$­ :-$­ :-$­
Наследственность Соник боль в сообществе Вечность 10:46:17
Доктор Стефанссон ласково погладил лежавшую на столе толстую пачку отпечатанных на машинке листов бумаги.
— Все здесь, Харви, двадцать пять лет работы.
Профессор Харви, отличавшийся спокойным характером, невозмутимо попыхивал трубкой.
— Твоя часть работы завершена. Теперь все зависит от самих близнецов.
После непродолжительных размышлений доктор Стефанссон с беспокойством зашевелился.
— Ты собираешься сообщить новости Аллену?
Собеседник кивнул.
— Нужно сделать это до того, как мы попадем на Марс, чем раньше, тем лучше.
Подробнее… Он помолчал и добавил напряженным голосом:
— Интересно, что чувствует человек, когда через двадцать пять лет узнает, что у него есть брат-близнец, которого он никогда не видел. Вероятно, сильнейшее потрясение.
— А как Джордж воспринял известие?
— Сначала не поверил, и я его не виню. Марки пришлось поработать, чтобы убедить его в том, что это не розыгрыш. Думаю, мне предстоит хорошо потрудиться с Аленом. — Он выбил остаток табака из трубки и покачал головой.
— А я уже склонялся к тому, чтобы отправиться на Марс и увидеть, как они встретятся, — задумчиво заметил доктор Стефанссон.
— Не вздумай так поступить, Стеф. Эксперимент длился очень долго и значит слишком много, чтобы ты сорвал его таким дурацким поступком.
— Знаю, знаю! Наследственность против окружающей среды. Может быть наконец мы получим определенный ответ. — Он словно разговаривал сам с собой, повторяя старую, хорошо известную формулу. — Два идентичных близнеца, разделенные после рождения, один воспитывался на старой цивилизованной Земле, второй — на почти не исследованном Ганимеде. Потом, в двадцать пятый день рождения, они впервые в жизни встречаются на Марсе. О мой бог. Жаль, Картер не дожил до этого момента. Они — его дети. Очень жаль, но мы живы, как и близнецы. Если доведем эксперимент до конца, это станет заслуженной данью уважения выдающемуся ученому.

Впервые увидев марсианский филиал корпорации «Медисинал продактс, инк.», невозможно понять, что он окружен безжизненной пустыней. Не видны огромные пещеры, в которых разводились марсианские грибы, занимавшие огромные цветущие поля. Не видна даже замысловатая система транспортировки, соединявшая квадратные мили полей с центральным корпусом. Все спрятано — система ирригации, очистители воздуха, сливные трубы.
Можно увидеть только приземистое здание из красного кирпича и марсианскую пустыню, ржавую и безжизненную, потянувшуюся до самого горизонта.
Именно это увидел Джордж Картер, прилетев сюда на ракетном такси, но, по крайней мере, его вид не обманул. Было бы странно, если б это произошло, потому что каждая фаза его жизни на Ганимеде была направлена на то, чтобы в итоге стать генеральным директором именно этого концерна. Он знал каждый квадратный дюйм пещер так хорошо, словно родился и вырос там. Он сидел в крохотном кабинете Лемюэла Харви, и лишь тень беспокойства появилась на абсолютно безмятежном лице. Он поймал взглядом ледяных голубых глаз взгляд профессора Харви.
— Этот мой брат-близнец. Он скоро здесь появится?
Профессор Харви кивнул.
— С минуты на минуту.
Джордж Картер поменял положение ног. Его взгляд был почти мечтательным.
— Как вы думаете, он похож на меня?
— Конечно. Вы однояйцовые близнецы.
— Гм! Тогда, конечно. Жаль, что мы не жили вместе здесь, на Ганни! — Он нахмурился. — Он прожил на Земле всю свою жизнь, да?
Выражение любопытства появилось на лице профессора Харви.
— Ты испытываешь неприязнь к землянам? — быстро спросил он.
— Не совсем, — услышал такой же быстрый ответ. — Просто земляне — неженки. По крайней мере, те, кого я знаю.
Харви едва подавил улыбку, и разговор постепенно зачах.
Звонок в дверь вывел Харви из состояния задумчивости, а Джорджа Картера заставил вскочить с кресла. Профессор нажал кнопку на столе, и дверь открылась. Стоявшая на пороге фигура вошла в комнату и остановилась. Братья-близнецы впервые в жизни встретились лицом к лицу. Воцарилась напряженная, мертвая тишина. Профессор Харви откинулся на спинку кресла, сложил пальцы вместе и стал внимательно наблюдать.
Двое, вытянувшись во весь рост и замерев, стояли на расстоянии футов десяти, и ни один не пытался его уменьшить. Они были странно не похожи друг на друга, странно потому, что были так похожи. Холодные голубые глаза сверлили взглядом такие же холодные голубые глаза. Каждый видел у другого прямой нос над плотно сжатыми полными красными губами. Такие же высокие отчетливые скулы, квадратные подбородки. Одинаковыми были даже чуть приподнятые брови над глазами, смотревшими напряженно и несколько недоуменно.
Но кроме лиц, ни малейшего сходства не было. На каждом квадратном дюйме одежды Аллена Картера можно было смело ставить клеймо Нью-Йорка. Начиная с просторной блузы, лиловых брюк до колен и заканчивая противоцеллюлитными гольфами и сверкающими сандалиями на ногах, он был живым воплощением последней земной моды.
Страница 2 из 10
Джордж Картер буквально на мгновение почувствовал неловкость из-за того, что стоял перед братом в рубашке из ганимедского льна с облегающими рукавами и высоким воротником.
Незастегнутый жилет и просторные шаровары, заправленные в высокие ботинки со шнурками на толстой подошве, выглядели грубыми и провинциальными. Даже он это почувствовал, но только на мгновение.
Аллен достал портсигар из нарукавного кармана — первым сделал хоть какое-то движение, — открыл его, достал тонкий, набитый табаком цилиндр, который загорелся от первой же затяжки.
Джордж помедлил не более секунды, и его последующие действия можно было расценить как несколько вызывающие. Ладонь нырнула во внутренний карман жилета, откуда он извлек сморщенную сигару, скрученную из ганимедского зеленого табака. Чиркнув спичкой по ногтю большого пальца, он прикурил и начал затягиваться в унисон с братом.
А потом Аллен рассмеялся странным пронзительным смехом.
— Мне кажется, у тебя более близко посажены глаза, — сказал он.
— Может быть, у тебя волосы зачесаны иначе, — ответил его близнец с некоторым неодобрением.
Аллен машинально провел рукой по своим длинным светло-каштановым волосам, аккуратно завитым на концах, одновременно бросив взгляд на небрежно заплетенную на затылке брата косичку.
— Полагаю, нам придется привыкнуть друг к другу, я готов попробовать. — Земной близнец пошел вперед, протянув руку.
Джордж улыбнулся.
— Конечно, я тоже готов.
Ладони встретились и сжали друг друга.
— Тебя зовут Алл’н, да? — спросил Джордж.
— А тебя Джордж, верно?
Долгое время они ничего не произносили. Просто смотрели друг на друга и улыбались, словно им не терпелось быстрее преодолеть разделявшие их двадцать пять лет.

Джордж Картер окинул безразличным взглядом поля низкорослых лиловых цветов, уходивших окаймленными дорожками квадратами в туманную глубину пещеры. Газетчики и очеркисты могли неумеренно восхвалять «Грибное золото» Марса, рафинированными экстрактами, добываемыми в объеме нескольких унций на несколько акров растений, которые стали совершенно незаменимыми для медицинских работников Системы. Опиаты, очищенные витамины, новейшее растительное средство от пневмонии — цветы почти на вес золота.
Но для Джорджа Картера они были не более чем цветами — цветами, которые необходимо выращивать, собирать, упаковывать в тюки и отправлять в лаборатории Лресополиса в нескольких сотнях миль отсюда.
Он перевел наземную машину на среднюю скорость и высунулся из окна.
— Эй, ты! — закричал он в ярости. — Пижон с грязной рожей! Смотри, что делаешь. У тебя вода выплескивается из канала!
Он откинулся на спинку, и машина рванулась вперед.
— Эти треклятые люди ни на что не годятся, — раздраженно пробормотал ганимедец. — Так много машин выполняют за них работу, что м